Страница 1 из 11
Форум WoW-Game » Программы и прочее » Прочее для WoW » История WoW (просто интересно))
История WoW
ZellwegerДата: Среда, 14.07.2010, 08:39 | Сообщение # 1
Чемпион
Группа: Пользователи
Сообщений: 154
Награды: 1
Репутация: 213
Статус:
Досье

Иллидан Стормрейдж. Он же — Предатель. Он же — Даня Сурамарский. Он же — властелин Пустошей. Эльф с демоническими чертами, владыка Черного храма, повелитель армий эльфов, орков и наг. Создал второй колодец Вечности на вершине горы Хиджалы. Десять тысяч лет сидел в тюрьме. Присягал на верность Пылающему легиону, но неоднократно предавал его. Любимое занятие — коллекционирование магических артефактов. Характер вспыльчивый. Не женат, хотя был бы не прочь.

Много тысяч лет насчитывает история миров Воинского Ремесла. Рушились и рождались империи, герои и злодеи появлялись, вершили свои дела и быстро (по историческим масштабам — мгновенно) сходили со сцены. Призрачно все в этом мире бушующем, и для деяний смертных есть только миг.

Но сквозь все времена и эпохи, словно пылающий метеор, промчался герой нашего рассказа. Молодой эльф с повязкой на глазах. Слуга демонов и охотник на них же. Храбрый герой, ужасный злодей — и самый известный в Азероте представитель могучего племени зеков. Он не боялся нарушать правила и нести ответ за свои преступления. Он готов был отправиться за край света ради магии, власти и любви.

Ставший предателем и оказавшийся преданным, охотник и вечная жертва, одинокий воин и вождь армий, обладатель титула повелителя Внешних земель и непрактичных крыльев за спиной — конечно же, это Иллидан, вечный возмутитель спокойствия и «ужасное дитя» Азерота.

Десять тысяч лет тому назад на берегу колодца Вечности, вырытом титанами в самом центре континенте Калимдор, жили ночные эльфы — беззаботное племя Кальдорей. Сила магического колодца вырвала некогда первобытные племена протоэльфов, дала им разум и способности к магии. Постепенно из сообщества Кальдорей выделилась привилегированная каста Высокородных — они использовали магию беззаботно и на широкую ногу, чем и привлекли внимание Пылающего легиона.

Рядовым ночным эльфам тоже перепадало от бесконечных возможностей колодца. Одним из самых усердных волшебников, чья сила подпитывалась «колодезной» маной, был молодой Иллидан из Сурамара по фамилии Стормрейдж («Ярость шторма»).

Собранные в хвост черные волосы, смугло-фиолетовая кожа и редкий золотистый цвет глаз — таким Иллидана запомнили современники.

Необычная мутация радужки не досталась его брату-близнецу Мальфуриону. Характером Мальфурион тоже не походил на своего златоглазого брата — Иллидан был талантливым, но вспыльчивым и порой безрассудным. Фурион же всегда смотрел на вещи трезво и не был склонен к излишним проявлениям эмоций. Вдобавок он опасался колодца Вечности и под влиянием лесного полубога Ценария практиковал друидизм.

Оба брата были влюблены в жрицу храма Элуны, юную Тиранду Виспервинд («Шепчущий ветер»). Молодой эльфийке пришлась по нраву рассудительность и надежность Фуриона. Тиранда ясно дала понять, что несчастному Иллидану не нашлось места в ее сердце.

Позже избранник жрицы Мальфурион так опишет сложившийся треугольник: «Мы любили одну девушку, прекрасную, как луна на небе. Она предпочла меня, так что Иллидан остался с носом. А я остался с глазами».
Эльф, который вернулся с холода

С точки зрения истории, выбор не более чем стрелочка, указывающая направление. В пространстве образовались Временные Штаны, и Ваймс с грохотом полетел по одной из штанин.

Когда королева Азшара, придворный маг Завиус и другие высокородные эльфы открыли портал из искаженного Ничто в Азерот, мир оказался на краю гибели. Орды демонов вышли из портала и осадили эльфийские города.

Контратака драконов обернулась катастрофой, и треанты Ценария уже не могли сдерживать непрерывно прибывающих воинов Легиона. Тогда Мальфурион Стормрейдж принял нелегкое решение уничтожить питающий портал колодец Вечности.

Иллидан, страстный защитник магии, не пришел в восторг от идеи. Он бросил и брата, и возлюбленную, чтобы предупредить о нападении королеву Азшару и тем самым заслужить прозвище «предатель». Ради себя самого он набрал из колодца несколько флаконов сырой магии. Когда взрыв, уничтоживший колодец, расколол мир на три континента, только эгоизмом руководствовался эльф, выливая магию в горное озеро и создавая второй колодец Вечности.

В общем и целом, картина получается неприглядная — магонаркоман, забывший и любовь, и родственные чувства, и патриотизм ради сомнительных радостей бессмертия и волшебных сил.

Но действительно ли старые учебники истории правдивы? На самом ли деле трясущийся от магоабстиненции Иллидан стучал в двери тронного зала Азшары, чтобы сдать друзей за глоток маны?

И да, и нет. История войны Древних в том виде, в каком она была описана в изначальных легендах, действительно произошла. Но потом она изменилась. Виной всему стала троица путешественников во времени — человек, дракон и орк. Они забрались во временной портал на горе Хиджале и, перенесшись в прошлое на десять тысяч лет, коренным образом его поменяли.

Странники во времени не успели предотвратить вторжение Легиона. Но в обновленных легендах Иллидан — уже не трясущийся абстинент. При помощи доброй Тиранды он преодолел искушение магией, и лишь бесконечная юношеская любовь осталась в сердце златоглазого эльфа.

Он решил, что война с Легионом дает ему уникальную возможность прославиться и заслужить любовь жрицы. Правда, в смутных мечтах Иллидана мелькала еще надежда аккуратно убрать соперника — собственного брата. Однако, как мы знаем теперь, идея братоубийства была осторожно внушена мечущемуся эльфу сатиром Завиусом. Устыдившись подобной мысли, Иллидан выбросил ее из головы — и, насколько нам известно, никогда не покушался на жизнь Мальфуриона, ни открыто, ни тайно.

Чтобы произвести впечатление на Тиранду, надо стать героем — и желательно не посмертно. Как это сделать? Юный эльф замыслил опасный план, который в случае неудачи грозил ему участью куда худшей, чем смерть.

Иллидан пошел сдаваться Пылающему легиону. Убедив генералов Архимонда и Маннорота в своей симпатии к легиону, он сообщил им, что обладает важной информацией. Сведения о «перебежчике» достигли высшего руководства Пылающего легиона, и Иллидан неожиданно для себя удостоился аудиенции у самого Саргераса, Разрушителя миров.

Не растерявшись перед взором Врага, эльф предложил свои услуги. В обмен на полномочия и могущество Иллидан пообещал Саргерасу добыть могущественный артефакт — золотой диск, хранящий силы драконьих стай. Душа Драконов — так назывался магический предмет, которым владел злобный дракон Нельфарион. Саргерас как раз в те дни размышлял над тем, как расширить портал настолько, чтобы иметь возможность пролезть в мир лично. Сила артефакта могла позволить увеличить «нору», чтобы впустить титана в Азерот в богохульном обряде «рождения».

Иллидан сумел скрыть от повелителя демонов намерение лично использовать диск для уничтожения портала. Саргерас клюнул на обещания златоглазого эльфа и снабдил его мощнейшими магическими силами, покрыв эльфа узором волшебных татуировок. Вдобавок он выдал Иллидану непрошеный подарок — вырвал его золотые глаза и вложил в опустевшие глазницы новые. Эльф лишился зрения в обычном понимании этого слова, но в действительности стал во много раз зорче прежнего и теперь мог воспринимать излучение в магическом диапазоне. Словно обладатель пары волшебных радаров, он издалека ощущал присутствие магии.

Внешность Иллидана при этой «операции» сильно пострадала. Область глазниц и переносицы покрылась ожогами, местами даже обнажились кости черепа. Отныне и навеки Иллидан будет носить на глазах подаренную тем же Саргерасом повязку.

Лишь королева Азшара не до конца поверила в энтузиазм Иллидана. Она дала эльфу в сопровождающие своего лучшего воина, начальника стражи, и тем самым связала Иллидану руки. В результате добрые намерения эльфу не помогли. Когда его брат сумел утащить у безумного дракона золотой диск, на выходе его уже ждали солдаты Азшары и с ними Иллидан. Душа Драконов попала в плохие руки, Мальфурион был схвачен. Ему удалось потом спастись, но осадок, как говорится, остался.

За что Иллидана посадили на десять тысяч лет? Вопрос не такой простой, как кажется. В оригинальной вселенной, не затронутой «эффектами бабочек», ему вменялась статья «Незаконное создание колодцев Вечности», и брат Мальфурион был первым обвинителем.

В альтернативной истории создание нового колодца рассматривалось скорее как курьез, чем реальная угроза второго вторжения демонов, и здесь Иллидан предстал перед судом по обвинению в убийстве. Правда, есть источники, согласно которым он не убил, а лишь ранил двух эльфов при попытке задержания. Но тогда становится непонятным столь суровый приговор.

Что до пресловутого «предательства» (чем бы оно ни было), обвинение в «измене родине» вообще не всплывало на суде.

Напрасно Иллидан убеждал Саргераса доверить ему золотой диск. Титан разумно решил, что в процессе расширения портала артефакт надежнее держать у себя, на той стороне «норы».

Бурю эмоций в душе незадачливого эльфа было можно понять — и сам не прославился, и перед братом неудобно. Но в его голове быстро созрел новый дьявольский план. Отпросившись у Легиона погулять, Иллидан взял семь хрустальных фиалов и наполнил их в колодце Вечности. Занимая позицию напротив внешней стороны портала, он неожиданно наткнулся на сбежавшую из плена Тиранду и сообщил ей, что сейчас будет спасать мир — мол, смотри и запоминай.

— Что у тебя с глазами?

— Потом расскажу.

— Зачем тебе эти склянки?

— Мне понадобится мана.

— Да ты не только ослеп, но и спятил! — вскричала жрица, которая знала, что с некоторыми видами магии шутки плохи.

Но Иллидана невозможно было переубедить. Его разум, как выяснилось потом, был в тот момент порабощен Старыми богами — силой куда более мерзкой, чем сам Саргерас. Эльф собирался нарушить ход ритуала, поменяв полярность у портала, чтобы демонов и Саргераса выкинуло из Азерота прочь. Но Иллидан и не подозревал, что произносит заклинание, которое должно было освободить Старых богов из вечного заточения.

В лучших чувствах, из лучших побуждений Иллидан мог в любой момент совершить непоправимое. Впрочем, учитывая то, что Саргерас уже наполовину пролез через портал, положение вряд ли могло стать хуже. Зато лучше — могло и стало, когда на сцене появился Мальфурион с тем самым золотым диском, который так долго и безуспешно пытался добыть его брат. Тиранда пришла в восторг, а морально раздавленному Иллидану пришлось помогать брату. Чуя, что шанс вернуться из заточения уходит, Старые боги устроили психическую атаку, наводя галлюцинации и распаляя желания, обещая братьям все блага и весь мир у ног в обмен на помощь. Рассудительный Фурион быстро преодолел искушение и прикрикнул на непутевого брата, которого явственно «повело». Очнувшийся от наведенных соблазнов Иллидан пришел на помощь Мальфуриону, и вместе они сумели захлопнуть портал.

Неожиданным побочным эффектом заклинания стала гибель колодца Вечности. Великий Раскол все-таки случился, но не сразу. Многим кальдорей удалось спастись от цунами на склонах горы Хиджалы. Азшаре и другим Высокородным повезло меньше — они оказались на дне Маэльстрома и не без помощи Старых богов превратились в подводное змеиное племя.
«Иллидан виноват, но он не виноват»

Интересно, какая статья тебе положена по будущему Уголовному кодексу?
х/ф «Гостья из будущего»

Героем дня оказался Мальфурион. Мрачного Иллидана пожурили за коллаборационизм, но не тронули, несмотря на то, что видок у него был крайне подозрительный — повязка на глазах и татуировки по всему телу. За него поручился брат, а к мнению спасителя мира прислушивались.

Должность огородного пугала на фоне славных деяний брата бесила Иллидана. Все его подвиги обернулись позором, и даже Тиранда смотрела на него лишь с жалостью.

Тут бы и спросить его: «Есть ли у вас план, Иллидан?» План у Иллидана, как водится, был. Предвидя новые вторжения Пылающего легиона, он решил осчастливить эльфов новым колодцем Вечности. Выбрав тихое озеро на вершине Хиджалы, он, недолго рефлексируя, вылил туда три из семи спрятанных фиалов с магией.

За этим занятием его и застал эльфийский патруль. Все могло кончиться мирно, если бы один из эльфов не бросил в сердцах: «Да если бы не твой брат, мы бы тебя...» Большая ошибка! В ярости Иллидан убил нескольких эльфов, прежде чем его скрутили. За убийство Иллидан предстал перед судом, и обвинитель требовал смертной казни. «Пустите меня к нему, я его порву!» — кричала некая эльфийка, у которой в злосчастном патруле Иллидан ранил брата.

Когда дали слово обвиняемому, тот встал в позу д'Артаньяна и выразился в том духе, что «грядущие поколения меня поймут, и вообще, вы потом меня как бога почитать будете». Речь не произвела на суд впечатления, но тут поднялся Мальфурион и сказал: «Брат, конечно, погорячился, но кто его знает — вдруг он нам и впрямь услугу оказал. Предлагаю не рубить сплеча, а дать ему пожизненное».

Эльфы скрепя сердце согласились с доводами Мальфуриона. Протоколов суда не сохранилось, так что мы точно не знаем, что сказал Иллидан в последнем слове.

Недовольной решением осталась эльфийка, которая убивалась по раненому брату. Ее звали Майев Шэдоусонг («Песня тени»), и она стала добровольным стражем Иллидана, разделив с ним судьбу и подземную тюрьму.
Рога и копыта

Хорошо известно, что джинны в свободном состоянии способны только либо разрушать города, либо строить дворцы. Основательно выдержанный джинн, освободившись из бутылки, не станет строить дворцов, и противнику придется туго.
А. Стругацкий, Б. Стругацкий, Понедельник начинается в субботу

Иллидан отбывал срок. Годы складывались в десятилетия и века. Века оборачивались тысячелетиями. Друиды впали в спячку, солнечные эльфы вышли из тени и отплыли на восток. Пали великие царства троллей, и новые расы пришли в Азерот. Гномы отстроили подземные чертоги, и человеческие королевства возникли на восточных континентах. Маги Даларана вновь пробудили древнее зло, и хранители Тирисфала сразились с демонами. Вращались колеса истории, и все эти десять тысяч лет Иллидан отбывал свое вечное наказание.

Волшебник Медив открыл Темный портал, и ведомая демонами Орда вторглась из другого мира, чтобы быть преданной собственными вождями. Наместник Легиона орк Гуль-Дан поднял со дна остров и был убит демонами в попытке воскресить аватар Саргераса. Орду отбросили за портал, и ее новый вождь Нер-Жул вновь прошелся по Азероту огнем и мечом, чтобы потом разрушить родной Драэнор и оказаться в руках Легиона.

Когда из Нортренда в Лордаэрон пришла чума нежити и лучшие из лучших пали или были перевербованы Королем нежити, дело запахло жареным. Трудные времена требуют и трудных решений. Жрица Тиранда Виспервинд, почти десять тысяч лет бессменно несшая стражу, охраняя сон друидов, перед лицом неизбежного вторжения демонов вспомнила предостережения Иллидана и решила освободить его из темницы. Поскольку полномочий по организации условно-досрочного освобождения у Тиранды не было, она устроила Иллидану побег.

За долгие тысячи лет Майев Шэдоусонг создала собственную спецслужбу по исполнению наказаний, привлекая к непыльной подземной службе эльфов и посланцев Ценария. Кому-то повезло, что в тот день Майев не оказалась на боевом посту. Неизвестно, кто бы победил в схватке, ведь Тиранде пришлось перебить стражу, чтобы освободить Иллидана.

За десять тысяч лет непокорный эльф мало изменился, хотя и порядком окреп физически и навострился управляться с оружием. С его разумом дело обстояло не так радужно рекордный срок заключения не прошел для Иллидана даром. Неожиданный визит Тиранды, впрочем, обрадовал эльфа, и он энергично отправился разыскивать Пылающий легион на просторах Калимдора.

Вскоре Иллидан наткнулся на Артаса, рыцаря смерти, который как раз высадился на континент в качестве предводителя Плети. Герои машинально скрестили клинки, примериваясь друг к другу, и тут Артас поведал Иллидану о том, что неподалеку Легион прячет череп Гуль-Дана, источник могущества. Артас надеялся, что неравнодушный к артефактам эльф погибнет в попытках добраться до черепа. Но случилось все наоборот Иллидан раскидал демонов и в их числе самого Тихондрия. Такой исход тоже устраивал официальную Ледяную Корону. По многим причинам Нер-Жул недолюбливал Пылающий легион.

Череп Гуль-Дана действительно заметно прибавил Иллидану сил. Но и побочные эффекты дали о себе знать: у некогда простого ночного эльфа выросли все вторичные признаки демона крылья, копыта и длинный хвост. Вдобавок Иллидан заметно ушел в тень, а его следы отныне оставляли на земле тлеющие отпечатки.

В таком оригинальном виде он и предстал перед Тирандой, а заодно и перед братом. Мальфурион был просто-напросто поставлен любимой перед фактом: Иллидан на свободе. Увидев, как поменял брата воздух свободы, Фурион сгоряча наговорил лишнего.Кто ты, черное существо, и что ты сделало с моим братом? и посетовал на то, что демоническая магия сожрала Иллидану разум. В общем, получилось обычное не брат ты мне, демон чернохвостый.

На это Иллидан ответил, что он видоизменился лишь внешне, а внутри он все тот же и не хочет ссориться с родней. Мальфурион не бросился брату в объятья, но и требовать вернуться в тюрьму не стал, предложив Иллидану просто скрыться с глаз долой.

Ладно... брат, смирно ответило рогатое существо и грустно ушло прочь.

Современники - друзья и враги

-Вы проходимец!

-Я не проходимец. Я несчастный человек.

- Как будто несчастный человек не может быть проходимцем.
Ирония судьбы.

Действительно ли Иллидан принес миру много зла? Давайте посмотрим, что случилось с теми, кого свела с ним судьба:

Фурион Стормрейдж, брат. Жив и здоров, работает в Изумрудном сне как друид Ценария, изредка навещая Азерот.

Тиранда Виспервинд, возлюбленная. Жива и здорова, дежурит в Дарнассе как жрица Элуны.

Майев Шэдоусонг, тюремщица, самый опасный враг. Жива и здорова (только очень зла), сидит в клетке в долине Темной луны под присмотром драэнея Акамы.

Кэль-Тас, эльф, непосредственный подчиненный. Жив и здоров, дежурит на космическом корабле в районе Вечного шторма.

Леди Важж, медуза, непосредственная подчиненная. Дежурит в пещере Змеиного храма, что под Зангарскими болотами. Жива и здорова.

Акама, предводитель племени драэнеев, слуга. Жив и здоров, строит планы по свержению Иллидана, стережет Майев.

Кил-Джаэден, демон, начальник разведки Пылающего легиона. Оставил Иллидана в покое после того, как тот в третий раз подвел легион.

Магеридон, бывший хозяин Черного храма. Жив и здоров, только слаб от регулярного принудительного донорства.

Артас, рыцарь смерти, соперник на службе у Короля-Лича. Морозит себе спину на Ледяном Троне в должности Короля-Лича.

Что же это получается? Неужели наш герой такой злодей, что даже из врагов своих никого не поубивал? Достаточно сравнить его послужной список с потерями среди тех, кому не повезло быть рядом с волшебником Медивом, чтобы заметить разницу.
О тех, кого любит волна

Князь пошел, забывши горе,

Сел на башню, и на море

Стал глядеть он; море вдруг

Всколыхалося вокруг,

Расплескалось в шумном беге

И оставило на бреге

Тридцать три богатыря.
А. Пушкин, Сказка о царе Салтане
Не корысти ради призывает Иллидан армию змеелюдей, а токмо волею пославшей его Тиранды.

Возможно, Мальфурион зря так поступил с демоническим братом, потому что стоило Иллидану отправиться в изгнание, как его тут же взял в оборот Кил-Джаэден, агент Легиона, никогда не отказывающий предателям в возможности реабилитироваться. Он предложил Иллидану амнистию и еще порцию могущества в обмен на малюсенькую услугу ликвидацию ставшего опасным Короля-Лича.

Это было очень щедрое предложение Иллидан давно терял волю при словах мощный артефакт, и вдобавок он ухватился за возможность доказать бывшим собратьям чистоту намерений, избавив мир от Плети. Кил-Джаэден выдал изгнаннику волшебный шар, похлопал по плечу и исчез. А Иллидан взялся за дело, задумав новый зловещий план.

Для реализации задумки требовалась армия. В наши дни обзавестись войском нетрудно, если есть связи; Иллидан вышел на восточный берег Калимдора и воззвал к нагам. Королева Азшара давно выпала из мировой политики, но знакомый голос вызвал у нее приступ ностальгии, и вскоре из океана выползли наги; бывшие Высокородные. Вела их за собой личная служанка королевы, преисполненная энтузиазма змееволосая леди Важж Азшара хорошо проехалась ей по мозгам.

Захватив с помощью новой армии корабли, Иллидан отплыл на восток. Наги не сумели прикрыть отступление, и по следам беглеца отправилась команда Бдящих группа оперуполномоченных во главе с разъяренной Майев Шэдоусонг, приговаривающей: Засажу его за решетку пусть сидит, пока не зачахнет. Нет! Будет сидеть, пока тюрьма не сгниет. А потом я его пересажу в другую тюрьму, пусть другая гниет...

Ринувшись вслед за Иллиданом в гробницу Саргераса, Майев ухитрилась потерять весь свой передовой отряд и первого лейтенанта Наишу. По официальной версии, Иллидан, обнаружив погоню, удрал из подземелья через тайные выходы, обрушив на головы преследователей свод гробницы. Извините, но спастись сумеют лишь те, кто может проходить сквозь стены, то есть я, сказала Майев своему отряду. Не бойтесь, я за вас отмщу.

Выйдя на свежий воздух, беглец и страж схватились не на жизнь, а на смерть Иллидан знал, что Майев зациклилась на мести и так просто его не оставит. Из последних сил глава Бдящих отправила гонца за Мальфурионом и Тирандой, дескать, рятуйте убивают.
Ищите эльфийку

Вызвал Государь Элессар Берегонда на суд и сказал ему:

Я б тебя, конечно, казнил, да только нельзя: ты ж у нас герой. Но по морде ты все-таки получишь...

Схлопотав по морде, понял Берегонд, как справедлив Государь.
Легенды Средиземья

Когда в зону боевых действий прибыли Фурион и Тиранда, ситуация с родственными связями, семейными тайнами, прилюдными скандалами и тайными интригами стала напоминать плохую семейную оперу. Тиранда и Майев поцапались на глазах у друида, а Иллидан, слегка обалдев от скопления знакомых лиц, под прикрытием мирмидонов бросился бежать с острова, прихватив артефакт.

Не вы ль вчера так злобно гнали? вопрошал он Мальфуриона, который старательно догонял брата. Оставьте меня в покое, дайте заняться своими делами.

Возможно, Иллидану стоило уточнить, что он собрался покончить с Плетью и Нер-Жулом. Но он этого не сделал, на чем и погорел, когда в Даларане начал насылать землетрясения на Нортренд с эпицентром в районе Ледяной Короны. Почувствовав стоны земли, Мальфурион так и не понял, чем занимается его брат, но решил на всякий случай остановить загадочный ритуал. Пока друид в лесах медитировал, выясняя, что творит Иллидан, он оставил Тиранду и Майев, забыв про то, как нежно относится глава пенитенциарной системы Азерота к эльфийке, устроившей побег тысячелетия.

Тиранда заручилась помощью Кэля, предводителя эльфов-мстителей. Прикрывая отступление эльфийских караванов из земель нежити, она нечаянно обрушила на мост заклинание звездопада и рухнула в воду.

Спасем ее! вскричал Кэль, но Майев это было не с руки, и она потащила эльфа прочь от моста. Потом, убедившись, что свидетелей боя рядом нет, она сообщила Мальфуриону, что Тиранду разорвали на части зомби. Друид был безутешен.

Вторгшись в Даларан, армия друида успешно остановила ритуал землетрясения и тем самым спасла Ледяной Трон, который от магии Иллидана лишь треснул. Сам Иллидан был схвачен корнями земли и не особенно сопротивлялся.

Твои злодеяния кончились, брат, провозгласил Фурион. Ты пришел и творил жуткие вещи, но мы тебя остановили. Возможно, я ошибался, когда просил суд о снисхождении десять тысяч лет назад.

Какого черта? орал Иллидан. На чьей вы вообще стороне? Я почти ликвидировал угрозу Плети, а вы перебили моих наг!

Мальфурион заметно смутился, но у него было в запасе и другое обвинение:

Из-за тебя погибла Тиранда!

Иллидана это сообщение оглушило настолько, что он даже не ответил. Воспользовавшись его замешательством, Майев закричала: Не будет тебе тюрьмы! Смертный приговор приведем в исполнение здесь и сейчас!

Но триумф предводительницы Бдящих сорвал эльф Кэль-Тас.

Постойте, сказал он. Не факт, что Тиранда умерла. Она ведь только упала в воду с моста.

Немая сцена.

И тут Мальфурион сорвался, произнеся свою знаменитую речь: Да что же это творится, народ? Сначала Иллидан, теперь Майев! Меня окружают предатели! После смерти Ценария поговорить стало не с кем!

Немедленно организовали спасательную экспедицию. Иллидан, как предводитель наг, предложил брату водолазные услуги. Поколебавшись, тот согласился. Как оказалось, Кэль вовремя раскрыл обман Майев отряд Тиранды оказался прижат мертвецами на берегу и без помощи со стороны был обречен.

-Иллидан? Ты пришел убить меня? вскричала Тиранда, увидев знакомый силуэт.

-Пошли со мной, если хочешь жить, ответил Иллидан, все такой же безумно влюбленный.

Примирение братьев было трогательным, несмотря на то, что Мальфурион делал строгое лицо и приговаривал: Если ты, Иллидан, еще хоть раз пойдешь войной на мой народ...; хотя знал, что его брат никогда не нападал на ночных эльфов, а действовал в порядке самообороны.

Иллидан был рад помочь любимой. И тут бы ему вернуться к заданию Кил-Джаэдена, но он с чего-то решил, что демоны его не простят за самодеятельность и объединение с друидами.

Меня будут искать, сказал он, открывая магический переход из Азерота в разбитый Драэнор. Надо бежать туда, где меня не найдут. Прощайте. Только вы меня и видели...

И шагнул в портал.

«Лишь мечу ты можешь доверять»

Сквозь десять тысяч лет Иллидан гордо пронес свое любимое оружие — пару двулезвийных клинков в форме полумесяца. Во времена войны Древних он отобрал эти клинки у демона, погибельного стража по имени Аззинот.

На время, пока Иллидан отбывал наказание, клинки у него не конфисковали, и во тьме подземелья он столетиями учился обращаться с этим демоническим оружием — и навострился делать это так ловко, что в мастерстве далеко оставил позади самих демонов.

Называются эти мечи «боевые глефы Аззинота» (Warglaive of Azzinoth), хотя сходство их с глефами (древковое оружие наподобие алебарды) очень условно. Больше всего эти мечи напоминают вырожденные глефы, лишившиеся древка, или вычурную модификацию кастета.

Одно время гарды, прикрывающие руки Иллидана были выполнены в виде стилизованной мордочки пандарена, притом до превращения эльфа в полудемона это была улыбающаяся мордочка, а после — оскаленная. Какое отношение имеет древняя раса воинов-пандаренов к мечам Аззинота? Боюсь, этого мы уже не узнаем. Вряд ли они выковали эти мечи — скорее всего, характерный рисунок отображал какие-то старые воспоминания Иллидана. Теперь на гардах революционная символика — пятиконечные звезды.

С точки зрения механики World of Warcraft, глефы Аззинота представляют собой очень быстрые одноручные мечи, прибавляющие владельцу ловкости, здоровья, шанс критического урона и силу удара. Если взять в руки оба меча, у героя время от времени время от времени будет серьезно увеличиваться скорость ударов, и вдобавок к этому он станет настоящей грозой демонов. Что характерно, использовать боевые глефы Аззинота могут только два класса — разбойники и воины. Маги, колдуны и паладины — в пролете.
Повелитель двух армий

— Заметьте себе, Остап Бендер никогда никого не убивал. Его убивали — это было. Но сам он чист перед законом. Я, конечно, не херувим. У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс.
И. Ильф, Е. Петров Золотой теленок

Неизвестно, почему Иллидан решил, что в Драэноре его не найдут. Все, кому надо, нашли его там практически мгновенно. Пока Майев ловила беглеца на рыжих просторах Внешних земель, армия наг готовилась присоединиться к предводителю.

Будучи в Лордаэроне, медуза леди Важж ухитрилась привлечь на свою сторону армию эльфа Кэль-Таса, воспользовавшись царящей в Альянсе дедовщиной и эльфофобией.

Действовала леди очень тонко — сначала она помогла Кэлю так, что это заметил Альянс, а потом, когда эльфа бросили в безнадежное сражение, она выручила его в бою с мертвецами. После этого Важж вытащила Кэля с товарищами из камеры смертников, куда его бросило параноидальное начальство. Эльф недолго сопротивлялся, тем более что после гибели второго колодца Вечности страдал магической абстиненцией, а Важж пообещала ему демоническую магию.

Объединенная армия эльфов и наг прибыла в Драэнор очень вовремя — Иллидана уже схватили Бдящие и под присмотром Майев переправляли в клетке в наспех оборудованный лагерь.

Напав на караван, Важж, Кэль и приблудный пандарен-пивовар не только отбили Иллидана, но ухитрились сразить Майев. Лишь ценой героического напряжения стражница выжила. Жажда мести придавала ей сил, но из нашей истории она выбыла надолго.

Версия о том, что мечи Иллидана выковал знаменитый пандаренский кузнец Ханзо, не рассматривается современной наукой как слишком смелая.

— Кто этот ушастый? — спросил Иллидан, отряхиваясь и выползая из обломков клетки.

— Это Кэль, славный парень. Он, как и мы, потомок Высокородных эльфов, когда-то тебе служивших. Кэль, это Иллидан.

— Встань, Кэль. Будешь моей правой рукой.

После церемонии Иллидан отвел Важж в сторонку и спросил:

— Что ты вешаешь лапшу на уши бедному эльфу? Высокородные никогда мне не служили.

— Тебе-то какая разница? — ухмыльнулась медуза.

Объединенная армия прошлась по Драэнору огнем и мечом, аннексировав земли драэнеев и успешно отобрав власть у вождя краснокожих орков, пожилого демона Магеридона.

— Тебя послал Пылающий легион? — вскричал Магеридон, когда Иллидан ворвался в его тронный зал в Черном Храме. — Ты ревизор?

— Я твой сменщик, — развеселился незваный гость. Тут бы и пришел конец Магеридону, но Иллидан решил оставить его в живых и использовать как донора демонической крови, любимого напитка краснокожих орков.

Но недолго радовался эльф-завоеватель. Как только он вышел на балкон и провозгласил свои права на весь Драэнор, на Черный Храм налетела буря, из которой вышел демон-эредар.

— Ты подвел легион дважды. Сейчас мы тебе секир-башка делать будем, — сказал разгневанный Кил-Джаэден (это был он).

— Я вас не предавал! — испуганно заговорил Иллидан, сообразив что бегство в Драэнор было не лучшей идеей. — Я всего лишь собирал силы для решающего броска. Вот, забрил в свою армию наг, эльфов и даже драэнеев.

Два антигероя схватились насмерть за право навестить третьего... впаянного в лед.

Кил-Джаэден с сомнением посмотрел на драэнеев, но сделал вид, что поверил.

— Ладно, живи пока. Но ты, надеюсь, не забыл, что тебе надо было убить Нер-Жула? Мигом в Нортренд! Рысью! Одна нога здесь, другая там.

Армии Иллидана успешно подошли к Ледяной Короне, но у самой горы герои были перехвачены Плетью и страдающим мигренью Артасом, которого знакомый паук провел какими-то кротовыми норами.

Полуэльф-полудемон и Рыцарь Смерти скрестили клинки. Победила молодость. Схватив удар Фростморном в грудь, Иллидан смотрел, как Артас поднимается к Ледяному Трону, разбивает его и водружает шлем себе на голову. Так бы и умер герой нашего рассказа среди снега и метели, но наги и эльфы уволокли его на рогожке в Драэнор и там успешно выходили.
Иллидан в наши дни

Балрог присел на мосту, пригорюнившись, и вдруг показалось, что это старый-старый хоббит, потерявший всех своих друзей и уставший ждать Гэндальфа...

Легенды Средиземья

Оправившись от ран, Иллидан заперся во Внешних землях и теперь наращивает свои силы в ожидании неизбежного возвращения Кил-Джаэдена. Его присутствие особенно заметно на полуострове Адского Пламени, в Зангарских болотах, на обломках Вечного шторма и, конечно же, в долине Темной Луны, где возвышается Темный храм.

Каждый демонический краснокожий орк — слуга Иллидана. Каждый представитель расы наг служит прячущейся под болотами леди Важж. Многие эльфы бывшего Квель-Таласа подчиняются Кэль-Тасу, верному слуге хозяина Черного храма. Вторгшись в пределы Драэнора, Иллидан сумел привлечь на свою сторону даже Сломленных драэнеев и их предводителя — старого воина по имени Акама.

Будучи врагом Пылающему легиону и Плети, Иллидан мог бы при желании наладить дипломатические отношения со многими смертными расами и даже с наару. Но самоуверенность и паранойя сыграли с ним злую шутку. По неизвестной причине Иллидан двинул свои эльфийские армии на Шаттрат и потерял часть войска, когда командир Ворен-Тал решил перейти на сторону осажденного города.
«Ты не готов!»

Похоже, за тысячи лет характер Иллидана мало изменился. Импульсивный, эмоциональный и несколько неуравновешенный, повелитель Черного храма предпочитает действовать напролом, под влиянием минутного побуждения, не думая о возможных последствиях. За внешней жестокостью проступают мягкосердечие и наивность.

Да, Иллидан по-своему добр. Иначе почему он, заполучив Майев Шэдоусонг в свои руки, не убил ее раз и навсегда? Он доверчив — собрав в своем храме самых жутких существ, среди которых был замечен даже Терон Кровавый Изверг, Иллидан проморгал заговор Акамы.

С черепом Гуль-Дана в руках, со своим смертельным взглядом из-под повязки, с мощными черными крыльями, с дистанционно управляемыми мечами и призываемыми из тьмы жуткими чудовищами — Иллидан оказался не готов к реалиям мира, где опаснее всего не демоны Легиона, а бойцы смертных рас.

Быть может, оставив Майев в живых, Иллидан подсознательно хотел избавиться от тягот существования в мире, где его ненавидят и не понимают, — в мире, который оказался для него тюрьмой и вечной разлукой с любимым человеком.

Окруженный ловушками и врагами, умирая на площадке храма на глазах у убийц, предателя и вечной Немезиды, — что он скажет?

— Ты победила... Майев. Но охотница... ничто без жертвы. И ты... ты без меня ничто.

И тогда, быть может, единственный раз в жизни в сердце Майев что-то произойдет, и она поймет душу своего первого и последнего узника.

— Он прав. В моей душе пустота. Я теперь ничто. Прощайте, победители.

Он не в своем уме

— Крылья, копыта, рога... О чем это я? Это что, «Дьабло»?

Иллидан

Действительно ли Иллидан ненормален? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, так как явных признаков психоза он не проявляет, особенно если сделать скидку на многовековое заключение в темнице. Да, его поведение порой очень нелогично — например, попытки укрыться от демонического гнева Кил-Джаэдена и от преследующей его Майев на Драэноре. Но кто бы в трудной ситуации действовал разумно?

Старые боги, могущественные существа тайно овладевали его разумом во времена войны Древних. В их силах было свести с ума даже дракона, не говоря уже о простом эльфе. Но ничто не говорит о том, что их воздействие оказало необратимый эффект на личность Иллидана. Он гневлив, самоуверен и не слишком далеко просчитывает свои действа. Но Иллидан все так же способен на прощение и самопожертвование ради близкого человека. Его не слишком привлекает власть как таковая — он с куда большей радостью занимался бы магическими артефактами. И даже укрепление позиций вокруг Черного храма — это обычная эльфийская реакция страха перед гневом Пылающего легиона. К сожалению, провести текстологическую экспертизу единственной книги, приписываемой Иллидану («Изумрудный сон: факт или тщательно спланированный фарс, сочиненный моим братом»), мы пока не можем, так что этот источник информации отпадает.

Единственный косвенный признак ненормальности Иллидана — оброненная им фраза: «Даже Артас не смог победить меня, а ты осмеливаешься даже задумываться об этом? Так иди сюда! Черный храм ожидает...» Мы все знаем, что Артас в действительности смог победить Иллидана в бою у подножья Ледяного Трона, но и здесь оговорку можно объяснить частичной амнезией.

 
KaMI-KaMI-KaDZEДата: Воскресенье, 25.07.2010, 15:49 | Сообщение # 2
Капрал
Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:

© Blizzard Entertainment, 2005-2010 гг. Все права защищены.

Глава I: Мифы

Мифология Титанов

Никто не знает точно, как зародилась Вселенная. Кто-то предполагает, что после сильнейшего космического взрыва в Великой Тьме стали вращаться бесконечные миры – миры, в которых затем зародилось великое многообразие форм жизни. Другие же считают, что Вселенная в ее современном виде была создана одной-единственной всемогущей сущностью. Хотя доподлинное происхождение хаотичной Вселенной неизвестно, очевидно, что могущественные создания явились, дабы привнести в миры порядок и обеспечить тем, кто будет их населять, мир и спокойствие.
Титаны — колоссальные железнокожие боги из далеких пределов космоса — занимались обустройством встреченных ими миров. Они возводили высокие горы и создавали морские пучины. Они облекли планеты небесными слоями и бушующими атмосферами, воплощая свой непостижимый и дальновидный замысел, создавая порядок из хаоса. Они научили древние примитивные племена приглядывать за своими детищами и поддерживать целостность созданных миров.
Титаны, которыми правила элитная группа — Пантеон, — создали порядок в сотнях миллионов миров, рассеянных по Великой Запредельной Тьме на заре творения. Благой Пантеон, желающий оградить свои упорядоченные миры от всякого зла, зорко наблюдал за действиями темных сил Круговерти Пустоты. Там, в неосязаемом мире неупорядоченных магических энергий, соединяющем мириады миров во Вселенной, обитали неисчислимые множества зловредных демонических существ, жаждавших лишь умерщвления и пожирания всего сущего в мирах.

Саргерас и Предательство

Во все времена демонические существа пытались проникнуть в мир Титанов из Круговерти Пустоты, и Пантеон выбрал своего самого великого, Саргераса, чтобы он охранял границы миров. Благородный гигант из расплавленной бронзы, Саргерас выполнял свои обязательства несчетное количество тысячелетий, находя и уничтожая демонов везде, где возможно. Спустя века Саргерас столкнулся с двумя мощными демоническими расами, которые были помешаны на получении силы и господства над физической вселенной.
Эредары, коварная раса демонических чародеев, использовала магию своих колдунов, чтобы поработить множество миров. Расы тех миров мутировали под влиянием злых сил эредаров и сами превращались в демонов. Несмотря на то что практически бесконечной силы Саргераса с избытком хватало, чтобы победить зловещих эредаров, он был весьма обеспокоен разрушением и всепоглощающим злом, распространяемыми этими созданиями. Неспособный понять такую развращенность, великий титан начал погружаться в отчаяние. Несмотря на свою растущую тревогу, Саргерас все же избавил вселенную от колдунов, заманив их в ловушку в Круговерти Пустоты.
Все более снедаемый тревогой и тоской, Саргерас был вынужден по приказу титанов вступить в бой с еще одной группой тварей, жаждавшей разрушения: Натрезим. Эти темная раса демонов-вампиров (также известных как повелители ужаса) завоевала множество населенных миров, вселяясь в их обитателей и склоняя их ко тьме. Нечестивые, коварные повелители ужаса обращали друг против друга целые народы, манипулируя их бездумной ненавистью и недоверием друг к другу. Саргерас легко победил Натрезим, но их порча глубоко запала в его душу.
Когда сомнения и отчаяние полностью овладели Саргерасом, он потерял веру не только в свою миссию, но отказался от мыслей титанов об упорядоченной вселенной. В конечном счете он пришел к выводу, что сам порядок является глупостью и что хаос и порочность – единственно абсолютные понятия в этой темной, одинокой вселенной. Его друзья-титаны пытались убедить его не совершать ошибки, пытались успокоить его разбушевавшиеся чувства, но он принимал их более чем оптимистичные верования за корыстные заблуждения. Покинув навсегда их ряды, Саргерас отправился на поиски своего собственного места во вселенной. Несмотря на то что Пантеон был опечален его уходом, даже титаны не могли предугадать того, как далеко зайдет их заблудший брат.
К тому времени, как безумие Саргераса поглотило остатки его некогда отважного духа, он уверовал в то, что титаны сами несут ответственность за ошибки своих созданий. Решив, в конечном счете, уничтожить плоды их трудов во всей вселенной, он захотел создать несокрушимую армию, которая огнем и мечом пройдет по вселенной.
Даже титаническое тело Саргераса пострадало от порчи, что поразила его когда-то благородное сердце. Его глаза, волосы и борода горели пламенем, а его металлическая бронзовая кожа раскололась, открыв бездонное горнило пылающей ненависти.
В своей ярости Саргерас разрушил темницы, в которых были заперты эредары и Натрезим, и выпустил отвратительных демонов на свободу. Эти коварные существа склонились пред необъятным гневом темного титана и предложили служить ему всеми доступными им злокозненными способами. Из рядов могучих эредаров Саргерас выбрал двух предводителей, которых поставил во главе своей демонической армии разрушения. Кил'джеден Искуситель был выбран для поиска самых темных рас во вселенной и присоединения их к армии Саргераса. Второй, Архимонд Осквернитель, был избран, чтобы вести огромную армию Саргераса в битву против тех, кто мог воспротивиться воле титана.
Первым шагом Кил'джедена было порабощение вампирических повелителей ужаса своей чудовищной властью. Повелители ужаса служили его личными агентами по всей вселенной, они находили удовольствие в поиске примитивных рас для своего повелителя, совращали их и сбивали с пути истинного. Первым среди повелителей ужаса был Тикондрус Затмеватель. Тикондрус безукоризненно служил Кил'джедену и согласился распространять пылающую волю Саргераса во всех темных уголках вселенной.
Могущественный Архимонд также избрал для себя агентов. Призвав зловредных разрушителей и их жестокого предводителя, Маннорота Разрушителя, Архимонд надеялся создать военную элиту, которая искореняла бы все живое.
Когда Саргерас убедился, что его армии в сборе и готовы следовать всем его приказам, он выпустил свои необъятные силы на просторы Великой запредельной тьмы. Он назвал свою растущую армию Пылающим Легионом. До сих пор никто не знает, сколько миров они уничтожили, пройдя по вселенной огнем и мечом.

Древние Боги и упорядочивание Азерота

Не знавшие том, что Саргерас намерен уничтожить плоды их бесчисленных трудов, титаны продолжали передвигаться от мира к миру, формируя и приводя в порядок те планеты, что они находили пригодными. В своем путешествии они случайно попали в небольшой мир, который его обитатели позже назвали Азеротом. Путешествуя по этому девственному миру, по первобытной земле, титаны встречали множество агрессивных элементалей. Эти духи, поклонявшиеся расе невероятно злых существ, известных как Древние Боги, поклялись отбросить титанов и сохранить их мир от металлического прикосновения захватчиков.
Пантеон, обеспокоенный склонностью Древних Богов ко злу, начал войну против элементалей и их темных повелителей. Армии Древних Богов вели в бой наиболее могущественные элементали: Рагнарос Повелитель Огня, Теразан Матерь Камня, Ал'Акир Владыка Ветра и Нептулон Охотник Прилива. Эти силы хаоса бушевали и бились с колоссами-титанами на груди мира. Несмотря на то что элементали были настолько могущественны, что смертным даже представить невозможно, их объединенных сил было недостаточно, чтобы остановить могучих титанов. Один за другим повелители элементалей пали, а их силы отступили.
Пантеон разрушил цитадель Древних Богов и заточил пятерых злых богов глубоко в недрах мира. Элементали, которые не могли сдерживать свое буйство без власти Древних богов, были изгнаны в бездну миров, где они остались сражаться друг с другом на веки вечные. С исчезновением элементалей природа смягчилась, и в мире наступила полная гармония. Титаны увидели, что с угрозой покончено, и принялись за работу.
Титаны наделили силой многие расы, чтобы те смогли помочь им придавать миру форму. Для создания бездонных подземных пещер титаны сотворили дворфоподобных земельников из магического живого камня. Чтобы помочь им осушить моря и поднять землю над уровнем моря, титаны создали огромных, но кротких морских великанов. Многие столетия титаны придавали форму землям, пока не смогли сотворить совершенный континент. В центре континента титаны поместили озеро искрящейся энергии. Озеро, которое они назвали Источником Вечности, было источником жизни в мире. Его могущественная энергия питала корни мира и давала возможность жизни пустить побеги в его плодородной почве. Со временем травы, деревья, монстры и создания всех видов появились на первобытном континенте. В честь сумерек, павших на мир в их последний день работы, титаны назвали этот континент Калимдором — «землей вечного звездного света».

Создание Драконов

Удовлетворенные упорядочением этого небольшого мира и окончанием трудов, титаны приготовились покинуть Азерот. Однако перед своим уходом они поручили величайшим существам этого мира присматривать за Калимдором, поскольку любое враждебное вмешательство могло поколебать его идеальный баланс. В то время существовало множество родов драконов. Но пять родов главенствовали над своими собратьями. Титаны избрали эти пять стай, чтобы те присматривали за расцветающим миром. Величайшие члены Пантеона отдали часть своей силы каждому из лидеров стай. Эти магические драконы (указанные ниже) стали известны как Великие аспекты или Великие драконы.
Аман-Тул, Великий Отец Пантеона, отдал часть своей вселенской силы огромному бронзовому дракону, Ноздорму. Великий Отец велел Ноздорму защищать само время и управлять извечными потоками рока и судьбы. Мужественный и благородный Ноздорму стал известен как Вневременный.
Эонар, титан-покровительница всего живого, отдала часть своей силы огромной красной Алекстразе. С тех пор Алекстраза зовется Хранительницей Жизни и охраняет всех созданий этого мира. За ее мудрость и безграничное сострадание ко всему живому Алекстраза была избрана Королевой драконов и возглавила свой род.
Эонар также даровала младшей сестре Алекстразы, изящной зеленой драконице Изере, определенную власть над природой. Изера впала в вечный транс, именуемый «Сном Творения». Известная под именем Дремлющей, она следит за природой мира из царства Изумрудного Сна.
Титан Норганнон, хранитель знаний и владыка магии, даровал синему дракону Малигосу часть своей великой силы. С того времени Малигос, известный как Хранитель Магии, хранит магию и тайные знания.
Титан Каз'горот, ваятель и кузнец мира, даровал часть своей огромной силы могучему черному змею Нелтариону. Великодушный Нелтарион, позже известный как Хранитель Земли, получил власть над почвой, камнем и подземными недрами. Воплотив в себе силу мира, он стал самым могущественным сторонником Алекстразы.
Получив могущество, пять Аспектов были уполномочены охранять мир в отсутствие титанов. Оставив драконов, готовых защищать их творение, титаны покинули Азерот навеки. К сожалению, Саргерас очень быстро узнал о существовании нового мира…

Калдорай и Источник Вечности

За десять тысяч лет до того, как орки и люди сошлись в Первой войне, мир Азерота вмещал лишь один массивный континент, окруженный бескрайними бушующими морями. На этом континенте, известном как Калимдор, жило множество самых разных народов и существ, борющихся за выживание на просторах нового мира. В центре темного континента находилось таинственное озеро, бурлившее энергией. Озеро, которое позже назовут Источником Вечности, было подлинным средоточием магических и природных сил мира. Черпая энергию из Великой Запредельной Тьмы, Источник был как мистический ключ, питающий этой энергией мир и поддерживающий жизнь во всем ее удивительном многообразии.
Со временем до берегов завораживающего колдовского озера добралось примитивное племя гуманоидов, ведущих ночной образ жизни. Эти дикие кочевники, которых притягивала энергия Источника, построили на его безмятежных берегах свои хижины. Со временем космическая энергия Источника изменила племя, сделав его сильным, мудрым и практически бессмертным. Племя стало называть себя «калдорай», что на их родном языке означало «дети звезд». Прославляя расцвет своего общества, поселенцы воздвигли по берегам озера большие постройки и храмы.
Калдорай, или ночные эльфы, как их стали называть позже, поклоняются богине Луны, Элуне, и верят, что в дневное время она спит в мерцающей глубине Источника. В стародавние времена жрецы и провидцы ночных эльфов изучали Источник с неиссякаемым энтузиазмом, пытаясь раскрыть его тайны и завладеть его силой. Численность ночных эльфов постепенно увеличивалась, и они открывали для себя бескрайние просторы Калимдора, налаживали связи с многочисленными жителями этого материка. Единственными, кто внушал им тревогу, были могущественные древние драконы. Хотя эти большие змееподобные существа часто жили отшельниками, они всегда старались охранять известные им земли от возможной угрозы. Ночные эльфы решили, что драконы провозгласили себя защитниками мира и что их вместе с их секретами лучше не трогать.
Со временем любопытство ночных эльфов привело к тому, что они повстречали и подружились с самыми разными могущественными существами, не последним из которых был Кенарий, могучий полубог древних лесов. Благородному Кенарию пришлись по нраву любознательные ночные эльфы, и он потратил много времени на то, чтобы рассказать им о силах природы. Мирные калдорай прониклись большим сочувствием к живым лесам Калимдора и наслаждались гармонией природы.
С неспешным течением времени росла как территория ночных эльфов, так и их культура. Храмы, дороги и жилища протянулись по всему темному континенту. Азшара, прекрасная и талантливая королева ночных эльфов, воздвигла на берегу Источника Вечности огромный, изумительный дворец, в роскошных залах которого проживали ее любимые слуги. Приближенные слуги Азшары, которых она называла Кель'дорай, или высокорожденными, выполняли каждое ее желание и считали себя выше своих собратьев. И хотя королеву Азшару одинаково любили все ее подданные, ревнивые массы эльфов втайне ненавидели высокорожденных.
Разделяя стремление жрецов познать тайны Источника Вечности, Азшара приказала мудрецам из числа Высокорожденных проникнуть в его секреты и раскрыть миру его истинное назначение. Высокорожденные с головой ушли в работу и беспрерывно изучали Источник. Со временем они развили в себе способности управлять его космической энергией. Чем больших успехов высокорожденные достигали в своих опытах, тем явственней они понимали, что с помощью своих новообретенных навыков они могут как творить, так и разрушать. Злосчастные высокорожденные зациклились на примитивной магии и твердо решили добиться мастерского владения ею. Хотя Азшара вместе с ее высокорожденными понимали, что при безответственном обхождении такая магия может быть опасна, они начали практиковать ее с неуемной страстью. Кенарий и многие из ночных эльфов-мудрецов предупреждали, что безрассудство при обращении со столь неуловимой магической силой неизбежно грозит бедой. Но Азшара и ее последователи упрямо продолжали усиливать свое растущее могущество.
По мере того как могущество Высокорожденных и самой Азшары росло, в их характере наметились явственные изменения. И без того высокомерные и холодные, представители высшего класса становились все более чванливыми и жестокими по отношению к соплеменникам. Некогда завораживающую красоту Азшары окутал темный покров. Она начала отдаляться от любящих подданных и не хотела общаться ни с кем, кроме своих доверенных жрецов из числа высокорожденных.
Молодой и талантливый ученый по имени Малфурион Ярость Бури, который очень долго изучал эффекты Источника, начал подозревать, что высокорожденными и обожаемой королевой овладела темная сила. И хотя он не мог постичь природы этого зла, он осознавал, что жизнь ночных эльфов скоро изменится навсегда...

Война Древних
За 10 000 лет до событий Warcraft I

Высокорожденные довольно бездумно обращались с магией, в результате чего из Источника Вечности начали расходиться волны, проникающие даже в самые дальние уголки Великой запредельной тьмы и привлекающие внимание тамошних обитателей. Вскоре и Саргерас — Великий враг всего живого и Разрушитель миров — почуял эти волны и устремился к их источнику. Когда Саргерас увидел юный мир Азерота и почуял энергию Источника Вечности, в нем проснулся неутолимый голод, и великий темный бог Безымянной Бездны решил уничтожить этот мир и завладеть его силой.
Собрав свою армию — великий Пылающий Легион, — Саргерас пошел на мирный Азерот войной. Легион состоял из миллионов кровожадных демонов, слетевшихся со всех концов Вселенной, и этим демонам не терпелось начать вторжение. Ближайшие помощники Саргераса, Архимонд Осквернитель и Маннорот Разрушитель, подготовили своих зловещих воинов к решительному удару.
Королева Азшара, которую магия привела в состояние безумной эйфории, подчинилась невероятному могуществу Саргераса и согласилась пропустить его в свой мир. Перед разлагающим действием магии не устояли даже ее служители-высокорожденные, которые начали поклоняться Саргерасу, как богу. Для того чтобы доказать свою верность Легиону, высокорожденные помогли своей королеве открыть огромный портал в недрах Источника Вечности.
Как только все было готово, Саргерас начал вторжение в Азерот. Демоны Пылающего Легиона ворвались в мир через Источник Вечности и осадили мирно спящие города ночных эльфов. Под предводительством Маннорота и Архимонда Легион промчался по землям Калимдора, оставляя за собой лишь боль и пепел. Демоны-чернокнижники призвали инферналов, которые обрушились на изящные шпили калимдорских храмов будто адские пылающие метеоры. Армия кровожадных убийц, называемых стражниками ужаса, прошла по калимдорским полям, уничтожая все живое на своем пути. Демонические гончие Скверны наводнили сельскую местность. Разумеется, храбрые воины-калдорай пытались защитить свои родные земли, но они не могли сдержать всю ярость Пылающего Легиона, и им пришлось шаг за шагом отступать.
Искать спасения для своего застигнутого врасплох народа пришлось Малфуриону Ярости Бури. Родной брат Малфуриона, Иллидан, практиковал магию высокорожденных, и Малфуриона очень сильно беспокоила его растущая одержимость. Малфурион убедил брата отказаться от свого пагубного пристрастия и вместе с ним отправиться на поиски Кенария. Кроме того, братьям надлежало собрать силы для сопротивления демонам. С братьями отправилась юная жрица Тиранда, служительница Элуны. И Малфурион, и Иллидан были влюблены в нее, однако сердце Тиранды принадлежало лишь Малфуриону. Иллидан ревновал девушку к своему брату и завидовал их любви, однако его душевные страдания не шли ни в какое сравнение с муками от магической зависимости.
Зависимость Иллидана от магической энергии непрестанно мучила его, и он с трудом сдерживался, чтобы не броситься к источнику Вечности. Однако Тиранда все время была рядом и поддерживала его, так что в итоге они все же добрались до полубога-отшельника по имени Кенарий. Кенарий жил на священных Лунных полянах на горе Хиджал. Он согласился помочь ночным эльфам, найти древних драконов и обратиться к ним за помощью. Драконы, в свою очередь, тоже решили не оставаться в стороне и, ведомые исполинской красной Алекстразой, отправились на войну с демонами и их адскими предводителями.
Кенарий призвал на помощь духов из зачарованного леса и собрал армию вековых древней, которые двинулись на Легион. Когда союзники ночных эльфов встретились возле храма Азшары и Источника Вечности, там завязалась ужасная битва. Однако, несмотря на всю помощь своих новых союзников, Малфурион и его соратники поняли, что даже этих сил не хватит на то, чтобы остановить Легион.
Пока в самом сердце Азшары гремела битва, одурманенная королева с нетерпением дожидалась прибытия Саргераса, который готовился пройти сквозь Источник Вечности и самолично ступить на землю Азерота. Его исполинская тень медленно приближалась к поверхности Источника, а Азшара тем временем собрала своих самых могущественных служителей, чтобы они объединили свои силы, прочитали одно заклинание и расширили портал настолько, чтобы Саргерас смог пройти через него.
Во время битвы на полях Калимдора произошло нечто ужасное. Подробности этого происшествия были утеряны, но известно лишь то, что дракон Нелтарион, аспект земли, в пылу битвы с Демонами вдруг сошел с ума. Он начал распадаться на части, по всей его черной шкуре вспыхивали языки пламени, и в итоге это разъяренное горящее чудовище назвало себя Смертокрылом и напало на своих собратьев, из-за чего пятеро драконов были вынуждены покинуть поле боя.
Внезапное предательство Смертокрыла повлекло за собой столь губительные последствия, что остальные драконы так никогда и не смогли оправиться от потрясения. Израненная и убитая горем Алекстраза и ее пятеро собратьев покинули поле боя, оставив своих смертных союзников один на один с многократно превосходящей их армией демонов. Малфуриону и его соратникам едва удалось выжить в последовавшем натиске.
Малфурион был уверен, что демоны рвутся в этот мир из Источника Вечности, поэтому он стал настаивать на его уничтожении. Но так как именно Источник являлся залогом могущества и бессмертия Ночных эльфов, такое решение привело остальных в ужас. Однако Тиранда поняла весь замысел Малфуриона и убедила Кенария и его соратников напасть на храм Азшары и найти способ закрыть источник раз и навсегда.

Раскол мира

Иллидан понял, что после уничтожения источника он никогда больше не сможет использовать магию, поэтому он покинул своих союзников и отправился к высокорожденным, чтобы предупредить их об опасности. Одержимость Иллидана магией была настолько сильна, что он совершенно обезумел, не раздумывая предал брата и Тиранду и встал на сторону Азшары и ее служителей, поклявшись защищать источник любыми средствами.
Малфурион, убитый горем из-за предательства брата, повел своих соратников на храм Азшары. Но, войдя в главный зал, ночные эльфы увидели, что темный ритуал высокорожденных уже наполовину завершен, и благодаря их общему заклинанию в глубинах Источника образовалась бурная энергетическая воронка. Зловещая тень Саргераса все приближалась к поверхности, и Малфурион и сотоварищи немедля бросились в атаку.
Азшара, предупрежденная Иллиданом, успела подготовиться к приходу Малфуриона, и почти все его соратники пали жертвами безумной королевы. Тиранда попыталась напасть на Азшару со спины, но была застигнута врасплох высокорожденными королевскими стражами, в бою с которыми получила страшные раны. Когда Малфурион увидел, что его возлюбленная упала, он пришел в неистовую ярость и решил убить Азшару.
Пока внутри и снаружи храма гремела битва, Иллидану удалось пробраться к Источнику и набрать его светлых вод в специально изготовленные для этого сосуды. Иллидан был уверен, что вся цивилизация ночных эльфов падет от рук демонов, поэтому решил приберечь немного священной воды и питаться ее энергией.
Схватка Малфуриона и Азшары нарушила весь тщательно подготовленный ритуал высокорожденных. Энергетическая воронка в недрах Источника взорвалась и повлекла за собой цепь ужасающих катастроф, от которых мир рассыпался на части. От мощного взрыва храм содрогнулся до основания, а затем истерзанная земля раскололась от нескольких мощных землетрясений. Пока в разрушенной столице продолжалась битва между ночными эльфами и Пылающим Легионом, Источник Вечности затянулся навсегда.
От мощного взрыва и его последствий мир содрогнулся до самого основания, и в зияющую рану на земле хлынуло море. Почти восемьдесят процентов земель Калимдора ушло под воду, осталось лишь два континента, окруженных новым бушующим океаном. В центре нового океана, где раньше находился Источник Вечности, образовалась бешено крутящаяся воронка из волн и хаотической энергии. Воронку впоследствии назвали просто Водоворотом, и она так и осталась в океане, никогда не замедляя своего вращения и постоянно напоминая всем о былом катаклизме и прекрасных, но навеки ушедших временах.
Каким-то непостижимым образом королеве Азшаре и ее высокорожденным служителям удалось выжить в этой катастрофе. Сила, которую они же сами и выпустили, истерзала и изменила их до неузнаваемости, а взрывная волна утащила их в глубины бушующего моря. Под действием проклятья их облик изменился, и они превратились в ужасных змееподобных наг. Азшара, снедаемая ненавистью и яростью, увеличилась в размерах и превратилась в огромное чудовище, олицетворение злобы и жестокости, вечно царивших в ее душе.
На дне Водоворота наги построили себе город Назатар и стали потихоньку восстанавливать силы. На поверхности об этих существах узнают через десять тысяч лет.

Гора Хиджал и Дар Иллидана

Немногие уцелевшие при взрыве эльфы собрались вместе, наспех сколотили несколько плотов и медленно поплыли к далекой земле. Милостью Элуны Великий Раскол пережили и Малфурион с Тирандой, и Кенарий. Измученные герои согласились стать предводителями своих выживших сородичей и обустроить для них новый дом. Они плыли в молчании, глядя на то, что осталось от их народа, и понимая, что в этом виноваты лишь они сами и их страсти. Конечно, после уничтожения Источника Саргерасу и Пылающему Легиону больше не было хода в этот мир, но цена, которую пришлось заплатить за это, была поистине ужасной.
Многим высокорожденным тоже удалось выжить, и они отправились к берегам новой земли вместе с ночными эльфами. Малфурион до сих пор сомневался в высокорожденных, но он был рад хотя бы тому, что Источника больше нет, а без его энергии они не представляют собой угрозы.
Когда изможденные ночные эльфы высадились на берег, они увидели, что священная гора Хиджал не пострадала при взрыве. В поисках места для нового дома Малфурион и остальные эльфы поднялись на горные склоны и остановились на овеваемой всеми ветрами вершине. Спустившись в поросшую лесом низину между двумя огромными пиками, они обнаружили там маленькое тихое озеро и, к своему ужасу, поняли, что воды его светятся магией.
Иллидан тоже пережил Раскол и добрался до вершины Хиджала намного раньше Малфуриона и ночных эльфов. Он был одержим идеей сохранить в этом мире магию, поэтому вылил в горное озеро драгоценную воду из Источника Жизни, которую хранил в нескольких сосудах. Воды горного озера вмиг напитались энергией Источника Вечности, и оно превратилось в новый источник. Иллидан ликовал: он считал, что это станет настоящим даром для будущих поколений, поэтому был несказанно удивлен, когда на него вдруг набросился его брат. Малфурион объяснил Иллидану, что в основе всей магии лежит хаос и что ее использование неизбежно приведет к одержимости и войнам. Иллидан, однако, не спешил отказываться от своей магической силы.
Малфурион знал, что планы его брата, одержимого жаждой могущества, не сулят ничего хорошего, поэтому он решил раз и навсегда избавиться от Иллидана. Вместе с Кенарием они заключили его в тюрьму под холмами, где Иллидану надлежало оставаться до конца его жизни, обессиленным и закованным в цепи. Малфурион поручил юной стражнице по имени Майев Песнь Теней следить за пленником, чтобы тот не сбежал.
Ночные эльфы не стали уничтожать новый Источник Вечности, чтобы не вызвать новой катастрофы. Однако Малфурион объявил, что ночные эльфы больше никогда не будут практиковать магию, после чего они под руководством Кенария стали изучать древнее искусство друидизма, которое помогло бы им исцелить истерзанную землю и вырастить новые леса у подножия горы Хиджал.

Древо Жизни и Изумрудный Сон
За 9 000 лет до событий Warcraft I

На протяжении многих лет ночные эльфы работали не покладая рук, чтобы восстановить то, что осталось от их древней родины. Они оставили свои разрушенные храмы и дороги зарастать и построили новые дома среди зеленых деревьев и тенистых холмов у подножия горы Хиджал. Мало-помалу из своих укрытий выбрались и драконы, пережившие Великий Раскол.
Алекстраза красная, Изера зеленая и Ноздорму бронзовый опустились на тихие поляны ночных эльфов и посмотрели на плоды их трудов. Малфурион, ставший могущественным верховным друидом, поприветствовал драконов и рассказал им о новом Источнике Вечности. Эта новость встревожила великих драконов, потому что пока существовал источник, существовала и возможность того, что Пылающий Легион когда-нибудь снова вернется в этот мир. Малфурион и три дракона договорились вечно охранять Источник и решили сделать все возможное для того, чтобы демоны никогда больше не появились в этом мире.
Алекстраза Хранительница Жизни опустила в источник зачарованный желудь. Пробужденный могущественными водами, он вырос в огромное дерево, корни которого тянулись в самые недра Источника, а крона, казалось, достигала небес. Огромное древо стало символом вечного союза ночных эльфов и природы, а его жизнетворная энергия впоследствии исцелила весь мир. Ночные эльфы дали своему Древу Жизни имя Нордрассил, что на их языке означало «корона жизни».
Ноздорму Вневременный наложил на Древо Жизни заклятье, которое сделало ночных эльфов бессмертными, вечно молодыми и невосприимчивыми к любым болезням.
Изера Дремлющая тоже зачаровала Древо Жизни, связав его со своим миром, астральным измерением, известным как Изумрудный Сон. Этот огромный мир, населенный духами, не подчинялся законам физического мира. Из своего Сна Изера могла управлять жизнью природы и развитием всего остального мира. Древо Жизни связывало всех ночных эльфов-друидов, включая Малфуриона, с Изумрудным Сном. Заключая договор с драконами, они согласились периодически засыпать на целые века, чтобы их духи могли блуждать по бесконечным тропам сна Изеры. Конечно, друидов печалило то, что придется потерять столько лет своей жизни, но, тем не менее, они самоотверженно пошли на эту сделку.

Изгнание высших эльфов
За 7 300 лет до событий Warcraft I

Шли века, сообщество ночных эльфов набиралось сил и разрасталось, занимая все новые и новые территории леса, который они назвали Ясеневым. Появились и расплодились многие существа, жившие еще до Великого Раскола, — например фурболги и иглогривы. Ночные эльфы жили под управлением мудрых друидов и наслаждались эрой небывалого спокойствия и мира под звездами.
Однако многие из выживших высокорожденных становились все беспокойнее. Как и Иллидан, они пали жертвами магии, и изо дня в день их снедало искушение, безумное желание вновь почувствовать энергию Источника Вечности и насладиться его магией. Дат'Ремар, вспыльчивый и беззастенчивый предводитель высокорожденных, начал в открытую насмехаться над друидами и обвинять их в трусости за то, что они отказались от использования магии, которая, как он считал, принадлежала им по праву. Малфурион и друиды не слушали речей Дат'Ремара и объявили высокорожденным, что любое использование магии будет караться смертью. Однако Дат'Ремар и его последователи все же попытались нарушить закон друидов, но попытка эта закончилась крахом, и в результате в Ясеневом лесу разразилась ужасная магическая буря.
Друиды не смогли заставить себя вынести стольким сородичам смертный приговор, поэтому решили просто изгнать безрассудных высокорожденных из своих земель. Дат'Ремар и его сородичи были только рады освободиться от традиционного общества друидов, поэтому они быстро погрузились на флотилию судов и пустились в плавание по морям. Никто не знал, что ждет их за исполинским бурлящим Водоворотом, но высокорожденные хотели найти себе новый дом, где они могли бы безнаказанно практиковать свою любимую магию. Высокорожденные, или Кель'дорай, как их ранее называла Азшара, в конце концов достигли берегов восточных земель, которые люди позднее назовут Лордерон. Они планировали создать свое собственное королевство магов, Кель'Талас, и отречься от поклонения луне и от ночного образа жизни, свойственных ночным эльфам. С тех пор и вовеки они станут поклоняться солнцу и будут известны как высшие эльфы.

Часовые и долгое бдение

С уходом своих своевольных собратьев ночные эльфы вновь стали оберегать свою зачарованную родину. Друиды, чувствуя, что скоро должны уснуть, готовились ко сну и прощались со своими родными и близкими. Тиранда, ставшая Верховной жрицей Элуны, умоляла своего возлюбленного Малфуриона не уходить в Изумрудный Сон Изеры. Но Малфурион, считавший своим долгом вступить на изменчивые тропы Спящей, попрощался со жрицей и поклялся, что они никогда не разлучатся, до тех пор пока хранят верность своей любви.
Оставшись в одиночестве защищать Калимдор от опасностей нового мира, Тиранда собрала мощную армию своих сестер, ночных эльфиек. Бесстрашные, искусные воительницы, поклявшиеся защищать Калимдор, стали известны как Часовые. Хотя они предпочитали самостоятельно патрулировать тенистый Ясеневый лес, у них было множество союзников, которых они призывали во время опасностей.
Полубог Кенарий обитал неподалеку оттуда на Лунных полянах горы Хиджал. Его сыновья, известные как Хранители Рощ, наблюдали за ночными эльфами и регулярно помогали Часовым поддерживать мир на этих землях. Даже скромные дочери Кенария, дриады, стали появляться все чаще и чаще.
Охрана Ясеневого леса занимала все время Тиранды, но она тосковала без Малфуриона. Шли века, друиды спали, а ее опасения насчет нового вторжения демонов росли. Она не могла избавиться от тревожного ощущения, что, возможно, Пылающий Легион все еще здесь, за пределами Великой тьмы неба, и что он готовится отомстить ночным эльфам и всему Азероту.

Сообщение отредактировал KaMI-KaMI-KaDZE - Воскресенье, 25.07.2010, 15:50
 
VorkДата: Воскресенье, 25.07.2010, 15:52 | Сообщение # 3
Командир
Группа: Пользователи
Сообщений: 311
Награды: 3
Репутация: 30
Статус:
Тыкаем сюда KaMI-KaMI-KaDZE


 
KaMI-KaMI-KaDZEДата: Воскресенье, 25.07.2010, 15:54 | Сообщение # 4
Капрал
Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
прошу прощения, про ту тему не знал...
 
GarfIDДата: Воскресенье, 25.07.2010, 16:42 | Сообщение # 5
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Награды: 0
Репутация: 15
Статус:
KaMI-KaMI-KaDZE, у тя с датами нестыковочка. Там не "хххх лет до Warcaft I" а больше уклон "хххх лет до истори warcraft 3" т.к. обо всём этом рассказывают во WarcraFT II, а эльфов вообще хз когда изгнали. Где-то между 2 и 3 вариком.
Zellweger, Учись писать. Не Тиранд, а Тиренд, Не Майев, а Мэв. Если пишешь по-русски, так пиши с русской локализации, а не с принципа "как читаю"


 
KaMI-KaMI-KaDZEДата: Понедельник, 26.07.2010, 11:57 | Сообщение # 6
Капрал
Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
ты немного перепутал истории, Тык сюда
 
GarfIDДата: Понедельник, 26.07.2010, 13:25 | Сообщение # 7
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Награды: 0
Репутация: 15
Статус:
Ну близы дают. Перекаверкали всё. Там 34 несовпадения я насчтитал. (из них 23-несхошдение хронологии). Сначала одно, потом другое. KaMI-KaMI-KaDZE, сорри за замичание (веддь мало кто сможет все офф выпущенные варики пройти). Надо на близов гнать!
Ах да. По моему фраза "До warcraft I" значит "До World of Warcraft"(простого 1.хх)




Сообщение отредактировал GarfID - Понедельник, 26.07.2010, 13:28
 
Форум WoW-Game » Программы и прочее » Прочее для WoW » История WoW (просто интересно))
Страница 1 из 11
Поиск: